Исследования «Дайго» НИИ Скорой помощи им. Н.В. Склифосовского

От пробиотиков к метабиотикам: эволюция развития

Т.С. Попова, Н.С. Тропская, Т.В. Черненькая, Е.А. Кислякова, И.Г. Шашкова ГБУЗ «НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского ДЗМ», Москва, Россия Контактная информация: Тамара Сергеевна Попова, д.м.н., профессор,заведующая научной лабораторией экспериментальной патологии НИИ скорой помощи им. Н.В. Склифосовского, Москва, Россия, e-mail: popova_nutr@mail.ru Дата поступления статьи: 17.08.2016

Нельзя повернуть время вспять, но можно отследить исторический путь!

  • Пробиотики, 1960 г. Вначале появились пробиотики. Врачи стали использовать живые, полезные для человека микроорганизмы, выращенные в лабораториях, чтобы решить проблемы с дисбактерозами. Идея была «подселить» в организм чужие полезные кишечные бактерии после того, как свои были уничтожены антибиотиками. Казалось, что новые «жители» подстроятся, со временем приживутся и так восстановится баланс микрофлоры.

Но спустя 20 лет, врачи и ученые убедились, что пробиотики не приживаются в организме! Наша иммунная система, работающая по принципу «свой-чужой», отвергает чужеродные микроорганизмы и выводит их в течение 5-7 дней.

  • Пребиотики, 1980 г. Если чужое не приживается, нужно усилить свое! Так появились пребиотики – «корм» для наших бактерий. Ведь если как следует накормить полезные бактерии, они станут сильнее и вытеснят вредные. Но выяснилось, что вместе с полезными бактериями пребиотики кормят и плохие!
    Проблема не решалась.
  • Синбиотики, 1990 г. Как сделать так, чтобы пробиотики оставались в организме как можно дольше? Возникла идея «кормить гостей» – соединить про-и пребиотики!

Казалось, что решение поставит точку в вопросе восстановления баланса микрофлоры кишечника, но..иммунная система все равно распознавала «чужаков» и беспощадно расправлялась с ними! Микрофлора у каждого уникальна и неповторима как видами бактерий, так их количеством 

Ученые продолжили исследования, которые привели к тому, что на свет появилось принципиально новое средство.

В экспериментах на крысах изучена эффективность экстракта брожения кисломолочных бактерий Дайго с целью профилактики и коррекции нарушений состава микрофлоры и изменений моторной активности тонкой кишки при дисбиозе. Экспериментальный дисбиоз, вызванный 7-дневным пероральным приемом противомикробных препаратов (амоксициклин+метронидазол), проявлялся существенными нарушениями в качественном и количественном составе микрофлоры тощей и слепой кишки. Профилактическое введение Дайго до введения противомикробных препаратов устраняло признаки дисбиоза.

Введение Дайго после моделирования дисбиоза приводило к восстановлению моторной функции кишечника, нормализации численности условно-патогенных микроорганизмов в тощей кишке и снижению содержания условно-патогенных микроорганизмов в слепой кишке.

Ключевые слова: экстракт брожения кисломолочных бактерий, микрофлора, моторная функция кишечника, экспериментальный дисбиоз.

Введение

Как известно, дисбактериоз кишечника – это синдром, сопутствующий многим патологическим состояниям и являющийся, в сущности, следствием патологического процесса. Среди многих причин возникновения дисбактериоза значимое место занимают нарушения микробиоценоза вследствие приема антибактериальных препаратов. Современные антибиотики являются основными средствами борьбы с инфекционными заболеваниями бактериальной природы. Часто вследствие их бесконтрольного использования отмечается гибель не только патогенных микроор-ганизмов в естественных биотопах, но и представителей нормальной микрофлоры человека.

Концепция функционального питания, впервые сформулированная в Японии в конце 1990-х годов, получила широкое признание в решении проблемы коррекции состояния микроэкологической системы человека, являясь в наиболее развитых странах мира одним из приоритет-ных направлений в профилактике и лечении большинства хронических заболеваний.

Функциональное питание объединяет продукты естественного или искусственного происхождения, которые предназначены для систематического ежедневного употребления и оказывают регулирующее действие на физиологические функции, биохимические реакции и психосоциальное поведение человека через нормализацию его микроэкологического статуса.

В последнее время очень часто вопросы функционального питания обсуждаются в контексте развития проблемы использования про-, пре- и синбиотиков . Это связано прежде всего с тем, что концепция функционального питания становится более направленной на специальные продукты, которые могут положительно влиять на состав кишечной микрофлоры. Так, при первом успешном опыте трансплантации тонкой кишки в НИИ СП им. Н.В. Склифосовского было продемонстрировано, что коррекция микрофлоры органов желудочно-кишечного тракта с помощью 2% раствора свекловичного пектина и пробиотиков привело к элиминации условно-патогенной флоры.

С апреля 2015 г. на российском рынке функциональных продуктов зарегистрирован и разрешен к применению японский продукт Дайго для поддержания микробиоценоза кишечника, усиления иммунитета, а также решения гастроэнтерологических проблем. В качестве активного ингре-диента Дайго содержит специально подобранный экстракт брожения 16 штаммов лактобактерий.

Дайго был разработан в качестве нового типа продуктов, производимых из кисломолочных бактерий, способствующих улучшению функционального состояния желудочно-кишечного тракта. В отличие от пробиотиков Дайго не содержит живых кисломолочных бактерий. Дайго представляет собой смесь пептидов – биорегуляторов, экстрагированных из бактериальных клеток 16 штаммов физиологических лактобактерий, колонизирующих кишечник здорового человека. Для получения соевого молока, используемого в качестве среды для культивирования кисло-молочных бактерий, применяются специальные соевые бобы, выращенные органическим путем без пестицидов и химикатов.

Экстракт кисломолочных бактерий является смесью секреторных продуктов и клеточных веществ кисломолоч-ных бактерий, полученных при их брожении. Исследования последних лет показали, что клеточные вещества и продукты брожения метаболизированных кисломолочных бактерий оказывают лучшее действие на кишечную регуляцию и жизненные функции, чем жизнеспособные кис-ломолочные бактерии.

Цель исследования – изучение эффективности функционального продукта Дайго в профилактике и коррекции состава микрофлоры и моторных нарушений тонкой кишки при экспериментальном дисбиозе у крыс.

Дизайн исследования

Исследования были проведены на 28 взрослых крысах самцах (масса тела – около 300 г, возраст – 4 месяца) линии Вистар.

Крысы были получены из питомника ООО «НеоМаркет». Все экспериментальные животные содержа-лись в стандартных условиях вивария НИИ СП им. Н.В. Склифосовского, получали воду и сбалансированный рацион питания (гранули-рованный корм, изготовленный по заказу ООО «Лабораторкорм») без ограничения. Световой режим – естественный.

Дизайн исследования

Все животные были разделены на 4 экспери-ментальные группы по 7 животных в каждой:

1. Контрольная группа – интактные животные (n = 7). У этих крыс была измерена эвакуаторная активность кишечника, а также взяты образцы содержимого тощей и слепой кишки для микро-биологического исследования.

2. Группа «Дисбиоз» – группа с эксперимен-тальным дисбиозом (n = 7). Крысам ежедневно однократно в течение 7 суток перорально вводили раствор противомикробных препаратов (амоксициклин+метронидазол). На 8-е сутки эксперимента у крыс была измерена эвакуаторная активность кишечника, а также взяты образцы содержимого тощей и слепой кишки для микробиологического исследования.
3. Группа «Дисбиоз+Дайго» – группа с экспериментальным дисбиозом и корригирующим введением тестируемого раствора Дайго (n = 7). Крысам ежедневно однократно в течение 7 суток перорально вводили раствор противомикробных препаратов (амоксициклин+метронидазол), а с 8- го по 21-й день – тестируемый раствор Дайго. На 22-е сутки эксперимента у крыс была измерена эвакуаторная активность кишечника, а также взяты образцы содержимого тощей и слепой кишки для микробиологического исследования.

4. Группа «Дайго+Дисбиоз» – группа с профилактическим введением тестируемого раствора Дайго и последующим введением противоми-кробных препаратов (амоксициклин+метронидазол) (n = 7). Крысам ежедневно однократно в течение 14 суток перорально вводили тестируе-мый раствор Дайго, затем с 15-го по 21-й день – раствор противомикробных препаратов. На 22-е сутки эксперимента у крыс была измерена эвакуаторная активность кишечника, а также взяты образцы содержимого тощей и слепой кишки для микробиологического исследования.

Дозы, схема и способ введения препаратов

Раствор Дайго вводили в количестве 0,33 мл/кг, амоксициклин – в дозе 28,5 мг/кг, метронидазол – в дозе 22,8 мг/кг.
Перед введением каждое животное взвешивали и производили расчет дозы препарата с учетом индивидуальной массы тела крысы.
Противомикробные препараты и исследуемый продукт Дайго вводили перорально, ежедневно с 9 до 11 часов утра.

Измерение эвакуаторной активности тонкой кишки

Измерение эвакуаторной активности тонкой кишки у экспериментальных животных производили с помощью инертного маркера Evans Blue. Для измерения эвакуаторной активности кишеч-ника крысам per os вводили маркер Evans Blue. Через 20 минут крыс усыпляли. На вскрытии выделяли тонкую кишку (от пилоруса до слепой кишки) и измеряли длину всей кишки и расстояние, которое прошел маркер за 20 минут. Индекс транзита – ИТ, выраженный в процентах, определяли как отношение расстояния, пройденного мар-кером, к общей длине кишки, умноженное на 100.

Сбор проб для бактериологического исследования

Для забора проб выделяли участок тощей кишки на расстоянии 15 см от связки Трейтца длиной 5 см. В стерильную пробирку специальной лопаточкой брали кишечное содержимое (для исследования полостной микрофлоры тощей кишки). Затем выделенный участок промывали стерильным физиологическим раствором, производили соскоб пристеночного слоя (для исследования пристеночной микрофлоры тощей кишки) и помещали пробу в стерильную пробирку. Далее выделяли слепую кишку. В стерильную пробирку специальной лопаточкой брали кишечное содер-жимое (для исследования полостной микрофлоры слепой кишки).

Бактериологические исследования Микробиологическое исследование кала и содержимого тощей и слепой кишки проводили в соответствии с нормативными документами, принятыми для исследования кала у людей: отраслевым стандартом 91500.11.0004-2003 “Протокол ведения больных. Дисбактериоз кишечника”. Были изучены 9 групп микроор-ганизмов: Staphylococcus spp., Streptococcus spp., Enterococcus spp., Escherichia coli (E.coli), Proteus mirabilis, Klebsiella spp., неферментирующие грамотрицательные бактерии (НГОБ), Bifidobacterium spp. и Lactobacillus spp.
Данные представляли в виде медианы и персентилей – Ме (25; 75)%. Для статистического анализа использовали непараметрический U-критерий Манна–Уитни. Статистически значимыми считались значения при p<0,05.

Результаты исследования и их обсуждение.
Изучение эффективности функционального продукта Дайго в профилактике и коррекции моторных нарушений тонкой кишки при экспериментальном дисбиозе у крыс

Через 7 дней приема противомикробных препаратов (амоксициклин+метронидазол) у животных в группе «Дисбиоз» было выявлено статистически значимое замедление транзита содержимого по кишечнику по сравнению с контрольной группой – с 30,34 (19,56; 44,55)% до 25,17 (23,41; 31,84)% (p < 0,05).

При изучении изменений моторной функции тонкой кишки у животных группы «Дисбиоз+Дайго» отмечена тенденция к восстановлению транзита по кишечнику до 32,17 (24,05; 37,76)% по сравнению с группой «Дисбиоз» – 25,17 (23,41; 31,84)% (p > 0,05). При сравнении изменений эвакуаторной функции тонкой кишки у животных группы «Дисбиоз+Дайго» с контрольной группой статистически значимых различий не выявлено. Так, в группе «Дисбиоз+Дайго» ИТ составлял 32,17 (24,05; 37,76)%, а в контрольной – 30,34 (19,56; 44,55)% (p > 0,05), что свидетельствовало о нормализации транзита кишечного содержимого после приема Дайго.

При сравнении изменений моторной функции тонкой кишки у животных группы «Дайго+Дисбиоз» по отношению к группе «Дисбиоз» выявлена тенденция к восстановлению транзита содержимого по кишечнику. Так, в группе «Дайго+Дисбиоз» ИТ составлял 30,16 (28,36; 36,15)%, а в группе «Дисбиоз» – 25,17 (23,41; 31,84)% (p > 0,05). При сравнении изменений эвакуаторной функции тонкой кишки у животных группы «Дайго+Дисбиоз» с контрольной группой статистически значимых различий не выявлено.

Так, в группе «Дайго+Дисбиоз» ИТ составлял 30,16 (28,36; 36,15)%, а в контроль-ной – 30,34 (19,56; 44,55)% (p > 0,05), что свидетельствовало о нормализации транзита кишечного содержимого при приеме Дайго.

Таким образом, при моделировании экспериментального дисбиоза происходит нарушение моторной функции тонкой кишки, выражающееся в замедлении скорости транзита содержимого по кишечнику. Введение Дайго с целью как коррекции, так и профилактики дисбиоза приводит к нормализации моторной функции тонкой кишки.

Изучение эффективности функционального продукта Дайго в профилактике и коррекции состава микрофлоры при экспериментальном дисбиозе у крыс

Результаты изучения влияния 7-дневного приема противомикробных препаратов (амоксициклин+метронидазол) на состав микрофлоры тощей и слепой кишки представлены в табл. 1.

Данные таблицы показывают, что при экспериментальном дисбиозе развиваются существенные нарушения в качественном и количественном составе микрофлоры как в тощей, так и в слепой кишке. Так, в полости тощей кишки у некоторых животных обнаружили появление Proteus mirabilis, Enterobacter spр. и Kl.pneumoniae. При этом в пристеночном слое тощей кишки высеивались Enterococcus spр., Proteus mirabilis, Enterobacter spр. и Kl.pneumoniae. В слепой кишке выявили наличие Proteus mirabilis, Enterobacter spр. и Kl.pneumoniae.

Отметим, что в контрольной группе эти микроорганизмы не были обнаружены ни у одного животного.
В полости тощей кишки статистически значимо увеличивалось количество Enterococcus spр., E.coli, Proteus mirabilis, Lactobacillus spр. и Bifidobacterium spр., в пристеночном слое тощей кишки статистически значимо повы-шалась численность Enterococcus spр., E.coli, Proteus mirabilis, Enterobacter spр. и Lactobacillus spр. В слепой кишке изменения в количественном отношении микроорганизмов по отношению к контролю были статистически значимы для всех изученных видов за исключением Kl.pneumoniae. Так, выявлено увеличение в 100 раз численности Enterococcus spр. и E.coli, а количество Staphylococcus spр., Lactobacillus spр. и Bifidobacterium spр. было снижено.

Таким образом, по нашим данным, 7-дневный прием противомикробных препаратов (амоксициклин+метронидазол) приводит к существенным нарушениям в качественном и количественном составе микрофлоры как в тощей, так и в слепой кишке. Такие изменения, проявляющиеся в повышении количества E.coli в тонкой и слепой кишке, в перераспределении лакто- и бифидобактерий между верхними и нижними отделами кишечника (уменьшение их количества в слепой и увеличение в тонкой), а также в появлении условно-патогенных видов микроорганизмов, не характерных для здоровых животных в тонкой и слепой кишке, могут свидетельствовать о возникновении дисбактериоза 3-й степени (по классификации В.М. Бондаренко).

При изучении изменений микрофлоры тощей и слепой кишки при корригирующем введении Дайго после моделирования экспериментально-го дисбиоза (группа «Дисбиоз+Дайго») получены следующие результаты (табл. 2).
Как видно из таблицы, у животных, которым вводили Дайго на фоне экспериментального дисбиоза, наблюдаются существенные изменения в качественном и количественном составе микрофлоры как в тощей, так и в слепой кишке по сравнению с животными с дисбиозом. Так, в полости тощей кишки у всех животных исчезли Enterobacter spр. и Kl.pneumoniae, в пристеночном слое тощей кишки исчезли Enterococcus spр., E.coli, Proteus mirabilis, Enterobacter spр. и Kl.pneumoniae. В слепой кишке исчезли Proteus mirabilis и Kl.pneumoniae.

В полости тощей кишки статистически значимо уменьшилось количество Enterococcus spр., E.coli, Proteus mirabilis, а в пристеночном слое тощей кишки статистически значимо понизилась численность Bifidobacterium spр. В слепой кишке статистически значимо увеличилось количество Staphylococcus spр.

Таким образом, наиболее значимым эффектом корригирующего влияния Дайго на фоне экспериментального дисбиоза по сравнению с животными с дисбиозом являются исчезновение условно-патогенной микрофлоры в пристеночном слое тонкой кишки и значительное снижение ее содержания в полости тонкой кишки.

Приводит ли корригирующее введение Дайго на фоне экспериментального дисбиоза к нормализации микрофлоры?

С этой целью было выполнено сравнение данных бактериологических исследований группы животных «Дисбиоз+Дайго» с контрольной группой (табл. 3).
Как видно из таблицы, у животных, которым вводили Дайго на фоне экспериментального дисбиоза, отсутствуют статистически значимые различия по сравнению с контрольной группой в количественном составе условно-патогенной полостной и пристеночной микрофлоры тощей кишки, что свидетельствует о нормализации численности этих видов микроорганизмов при введении Дайго на фоне экспериментального дисбиоза. Кроме того, на фоне введения Дайго в полости тощей кишки было отмечено увеличение численности Lactobacillus spр. и Bifidobacterium spр. (в 100 раз) по сравнению с аналогичными показателями у интактных животных, а в пристеночном слое тощей кишки в 10 раз повысилось количество Lactobacillus spр. В слепой кишке по сравнению с контрольной группой статистически значимо уменьшилась численность Staphylococcus spр. (в 10 раз), Lactobacillus spр. (в 10 раз) и Bifidobacterium spр. (в 100 раз).
Таким образом, корригирующее введение Дайго после моделирования экспериментального дисбиоза приводит к нормализации численности условно-патогенных микроорганизмов в тощей кишке. В слепой кишке происходит снижение содержания как условно-патогенных микроорганизмов, так и лакто- и бифидобактерий по сравнению со здоровыми животными, что может свидетельствовать об эффективной коррекции экспериментального дисбиоза.

Интересно отметить, что корригирующий прием Дайго на фоне экспериментального дисбиоза приводит к увеличению количества Lactobacillus spр. как в полости, так и в пристеночном слое тонкой кишки. Кроме того, происходит перераспределение бифидобактерий между верхними и нижними отделами кишечника – наблюдается увеличение их количества в полости тонкой кишки и снижение в слепой.
При изучении изменений микрофлоры тощей и слепой кишки на фоне профилактического введения Дайго при моделировании экспериментального дисбиоза (группа «Дайго+Дисбиоз») получены следующие результаты (табл. 4).

Данные таблицы свидетельствуют о том, что у животных с профилактическим введением Дайго при моделировании экспериментального дисбиоза наблюдались существенные изменения в каче-ственном и количественном составе микрофлоры как в тощей, так и в слепой кишке по сравнению с животными с дисбиозом. Так, в полости тощей кишки у всех животных исчезли Kl.pneumoniae, в пристеночном слое тощей кишки исчезли Proteus mirabilis, Enterobacter spр. и Kl.pneumoniae. В слепой кишке исчезли Kl.pneumoniae.
Кроме того, в полости тощей кишки статистически значимо уменьшилось количество Proteus mirabilis (в 1000 раз), в пристеночном слое тощей кишки статистически значимо понизилась чис-ленность E.coli (в 10 000 раз). В слепой кишке статистически значимо увеличилось количество E.coli (в 10 раз).

Таким образом, наиболее значимым эффектом профилактического влияния Дайго при моделировании экспериментального дисбиоза по сравнению с животными с дисбиозом является исчезновение и (или) значительное снижение условно-патогенной микрофлоры в полости и пристеночном слое тонкой кишки.

Приводит ли профилактическое введение Дайго при моделировании экспериментального дисбиоза к нормализации микрофлоры?

С этой целью было выполнено сравнение данных бактериологических исследований группы животных «Дайго+Дисбиоз» с контрольной группой (табл. 5). Согласно данным, приведенным в таблице, у животных с профилактическим введением Дайго при моделировании экспериментального дисбиоза отсутствуют статистически значимые различия по сравнению с контрольной группой в количественном составе условно-патогенной пристеночной микрофлоры тощей кишки, что свидетельствует о нормализации численности этих видов микроорганизмов при профилакти-ческом приеме Дайго.

Кроме того, в пристеночном слое тощей кишки произошло увеличение численности Lactobacillus spр. (в 10 раз) по сравнению с ее значениями у интактных животных. Количественный состав условно-патогенной полостной микрофлоры тощей кишки также статистически значимо не отличался от такового в контрольной группе, за исключением E.coli, коли-чество которой возросло в 100 раз по сравнению с контролем. Кроме того, в полости тощей кишки произошло увеличение содержания Lactobacillus spр. и Bifidobacterium spр. (в 100 раз) по сравнению с интактными животными.

В слепой кишке наблюдались появление Proteus mirabilis и Enterobacter spр., рост числа Enterococcus spр. и E.coli, снижение количества Lactobacillus spр. и Bifidobacterium spр.

Таким образом, профилактическое введение Дайго при моделировании экспериментального дисбиоза приводит к исчезновению условно-патогенных микроорганизмов в пристеночном слое тощей кишки и нормализации численности условно-патогенных микроорганизмов в полости тощей кишки (за исключением E.coli). Как и в серии с корригирующим приемом Дайго, его профилактическое введение при моделировании экспериментального дисбиоза приводит к увеличению количества Lactobacillus spр. в тонкой кишке как в полости, так и в пристеночном слое.

Кроме того, происходит перераспределение содержания бифидобактерий между верхними и нижними отделами кишечника – наблюдаются увеличение их количества в полости тонкой кишки и снижение в слепой.

Заключение

В данном исследовании экспериментальный дисбиоз, ассоциированный с использованием противомикробных препаратов, у крыс был вызван пероральным введением двух противомикробных препаратов широкого спектра действия – амоксициклина и метронидазола – на протяжении 7 суток.

Было показано, что 7-дневный прием противомикробных препаратов приводит к существенным нарушениям в качественном и количественном составе микрофлоры как в тощей, так и в слепой кишке. Такие изменения, проявляю щиеся в повышении количества E.coli в тонкой и слепой кишке, в перераспределении лакто- и бифидобактерий между верхними и нижними отделами кишечника (уменьшение их количества в слепой и увеличение в тонкой), а также в появлении условно-патогенных видов микроорганизмов, не характерных для здоровых животных в тонкой и слепой кишке, могут свидетельство-вать о возникновении тяжелого дисбактериоза 3-й степени (по классификации В.М. Бондаренко).

Глубокие дисбиотические изменения в кишечни-ке у крыс сопровождались нарушением моторной функции кишечника, выражающиеся в замедле-нии транзита кишечного содержимого.

Корригирующее введение Дайго после развития экспериментального дисбиоза приводило к нормализации численности условно-патогенных микроорганизмов в тощей кишке. В слепой кишке происходило снижение содержания условно-патогенных микроорганизмов по сравнению с таковым у здоровых животных, что может свидетельствовать об эффективной коррекции экспериментального дисбиоза.

Эти изменения микрофлоры сопровождались восстановлением моторной функции кишечника.
Профилактическое введение Дайго до модели-рования экспериментального дисбиоза приводило к исчезновению условно-патогенных микроорганизмов в пристеночном слое тощей кишки и нормализации их численности в полости тощей кишки (за исключением E.coli). Эти изменения микрофлоры сопровождались нормализацией моторной функции кишечника.

Таким образом, проведенные исследования на крысах показали значительную эффективность экстракта брожения кисломолочных бактерий Дайго как для профилактики, так и коррекции нарушений моторной активности тонкой кишки и микробиоценоза кишечника при экспериментальном дисбиозе.

Исследования «Дайго» от Института повышения квалификации Федерального медико-биологического агентства

Группа врачей под руководством д.м.н., профессора К.И.Прощаева и д.м.н. А.Н.Ильницкого изучала результаты применения «Дайго» как иммуномодулятора, нейропротектора, антиоксиданта и биологически активного компонента, улучшающего психологическое здоровье и качество жизни.

 Было выбрано 30 пациентов (15 мужчин и 15 женщин) среднего возраста ( от 32 до 56 лет) с компенсированными соматическими заболеваниями. Пациенты принимали метабиотик «Дайго» 3 раза в день в течение 3-х месяцев. Пациенты такого возраста выбраны для составления профилактики возрастных болезней с помощью «Дайго»

   В клиническом исследовании оценивались поведение, эмоции и психологические изменения до и после 3-х месяцев приема «Дайго».

Делимся с вами некоторыми выводами:

«Дайго» уменьшает проницаемость кишечной стенки. Этот синдром – один из факторов риска развития болезни Альцгеймера у пожилых людей!

  • Улучшает подвижность суставов и баланс тела, снижает вероятность развития синдрома падений в пожилом возрасте
  • Благодаря тому, что кишечная микробиота воздействует на головной мозг и поведение человека, «Дайго» предупреждает развитие депрессии и деменции (старческое слабоумие) в пожилом возрасте
  • Старение человека сопровождается дисбиозом кишечной микрофлоры. Прием «Дайго» улучшает иммунитет, восстанавливает здоровый баланс микрофлоры кишечника и снижает у пожилых людей предрасположенность к инфекционным заболеваниям, кишечным расстройствам, гипертонии, сердечно-сосудистым заболеваниям, болезни Паркинсона, склонность к развитию злокачественных опухолей
  • Назначение «Дайго», как органического продукта питания, актуально для снижения количества принимаемых пожилыми пациентами лекарственных препаратов

Благодаря таким исследованиям, мы уже сейчас можем заложить основу здоровой, счастливой и активной жизни нашим родителям в пожилом возрасте!

Экстракты биорегуляторов из физиологической кишечной флоры в эндоэкологической реабилитации.

Микробиом человека и экология внутренней среды организма. 
Экологическое неблагополучие среды обитания человека и источников его питания, а также инфекционные воздействия ведут к значительным изменениям баланса внутренней среды организма, что может вызвать экологическую катастрофу в пределах от-дельно взятого организма. Сформулированная Ю.М. Левиным в конце прошлого века концепция эндоэкологической медицины и разработанная на этой основе система эндоэкологической реабилитации отводит особую роль межклеточному (околоклеточному) пространству, как носителю метаболических, химических и микробных токсинов, а также пищевых, сигнальных и биорегуляторных веществ. Лимфатическая система c образующейся непрерывно и текущей тканевой жидкостью и её сосудами обеспечивает интерстициальный гуморальный транспорт, выведение всех видов токсинов (Донченко Е.В., 2008; Казначеев В.П., 2012).

В эндоэкологии — науке об экологии внутренней среды организма — большая роль отводится образующимся и кумулирующимся в организме инфекционным токсинам в результате внедрения болезнетворных микробов, находящихся в антагонизме с физиологической (полезной) микрофлорой (Донченко Е.В., 2009; Янковский Д.С., 2005). Сейчас, как и много лет назад, большое количество исследований, экспериментальных и клинических работ посвящается изучению полезной микрофлоры человеческого организма. Но только сравнительно недавно стала известна ее неотъемлемая роль не только в пищеварении, но и в обмене веществ, в формировании и функционировании иммунной системы.
С позиций современной медицины организм человека представляет собой единую систему, сформированную в процессе филогенетического развития как само-го человека, так и его микробиоты.

Микробиота — это разнообразные по количественному и качественному составу ассоциации микроорганизмов и продукты их биохимической активности, обитающие в определенном биотопе (Шендеров Б.А., 1998; 2005; 2008).

Термин «микробиом» был впервые предложен в 2001 г. для обозначения коллективных геномов микробиоты. В 2008 г. был запущен глобальный проект «Микробиом человека» c целью расшифровки генома бактерий, населяющих организм человека (Булатова с соавт., 2009). Человеческий организм является не только сложнейшим комплексом органов и систем, функционирующих в строгом взаимодействии, но и одновременно служит вместилищем более 500 различных видов микроорганизмов, сопровождающих человека от рождения до смерти. Количество микробных сообществ в организме в сотни раз превышает количество клеток тканей хозяина и составляет примерно 5–8% от массы его тела. При этом возникшее в процессе эволюции совместное существование человека и микроорганизмов в физиологических условиях не причиняет человеку каких-либо видимых неудобств. Эти постоянно обнаруживаемые у здоровых людей микроорганизмы относят к нормальной микрофлоре (микробиота, аутофлора), которая поддерживает биохимическое, метаболическое и иммунное равновесие макроорганизма, необходимое для сохранения его здоровья.

Установлено, что полезных микробов намного больше, чем патогенных. Они заселяют различные участки и части тела человека, не позволяя вторгнуться патогенным бактериям:

• кожа, волосы, ногти,
• полость и слизистая носа, придаточные пазухи носа,
• ротовая полость,
• конъюнктива,
• уши,
• слизистая дыхательных путей,
• слизистая ЖКТ,
• мочеполовой тракт (мочевой пузырь, уретра, полость матки, влагалище).
Нестерильными являются кровь и лимфа, грудное молоко.
 
Итак, в организме практически везде существуют полезные бактерии, которые, наряду с защитной, выполняют ряд других функцией, в особенности экологическую. Микробиом человека вносит решающий вклад в сохранение здоровой экологии внутренней среды (Янковский Д.С., Дымент Г.С., 2008; Янковский Д.С., 2005).

Генетическая детерминированность интестинальной микробиоты

Наиболее представительной и значимой для человека является микрофлора желудочно-кишечного тракта. Отсюда наибольшее внимание, попрежнему, уделяется кишечному микробиому, как наиболее значимому в формировании и поддержании здоровой эндоэкологии. Несмотря на то, что основное количество работ посвящено исследованию патогенных бактерий и совсем немного — полезным, можно с уверенностью констатировать их фундаментальный характер на основе внедрения новейших методов молекулярно-генетического анализа.
 
Это значительно расширило представление о составе и функциях кишечной микробиоты. Предложенный в 1999 г. метод РНК-секвенирования (определение нуклеотидной последовательности генов амплифицированных бактерий, полученных из фека-лий или биоптатов слизистой оболочки кишечника), позволил более точно идентифицировать представителей филогенетических групп микроорганизмов (Suau A. et al., 1999).
 
Установлено, что общая численность клеток интестинальной микробиоты взрослого человека в среднем составляет 1013–1015 КОЕ/г, что в 10 раз превышает численность собственных клеток организма (Egert M., de Graaf A. A., Smidt H., de Vos W. M., Venema K., 2010). Это огромное число микроорганизмов, где их представлено более чем 1000 видов. Расшифровкой генома бактерий, населяющих желу-дочно-кишечный тракт, занимается Европейский консорциум MetaHIT. Уже расшифровано 3,3 млн. генов, что примерно в 150 раз больше набора генов человека

Полученные результаты позволяют установить взаимосвязь определенных генов с состоянием здоровья, развитием заболеваний, а также определить фенотип человека (Zhu B., Wang X., Li L., 2010).

Известно, что каждому индивидууму присущ не только определенный род и вид микроорганизмов, но и определенное соотношение рода и вида их отдельных представителей в каждом конкретном случае (Arumugam M., Raes J., Pelletier E., Le Paslier D., 2011).

Кроме того, состав интестинальной микробиоты генетически связан внутри сообщества и специфичен на видовом уровне для индивидуума, что обеспечивает индивидуальность, уникальность и стабильность видового состава микробиоты у взрослого человека (Zoetendal E. G., Akkermans A. D., De Vos W. M., 1998; Seksik P., Rigottier-Gois L., Gramet G. et al., 2003).

Эта стабильность, формирующаяся на самых ранних этапах жизни человека, обусловлена наличием иммунологической толерантности к микроорганизмам, контаминирующим кишечник в период новорожденности. Появляется все больше доказательств того, что факторы окружающей среды и различные диеты влияют на видовой состав микробных ассоциаций чело-века и тем самым на метаболизм, иммунный ответ и восприимчивость к болезням.
Примером может послужить доказанная взаимосвязь между конкретным составом кишечной микробиоты индивида и развитием у него аллергических заболеваний (бронхиальная астма) и нарушений метаболизма (ожирение) (Ly N.P., Litonjua A., Gold D.R., Celedon J.C., 2011; Sin D.D., Sutherland E.R., 2008).

Микробное сообщество и иммунная система организма имеют непрерывные перекрестные связи и реорганизацию, что приводит к их относительному равновесию.
Формирование кишечного микробиома начинается непосредственно после рождения, продолжается в младенчестве, приближаясь к составу взрослого человека после 1 года жизни (Koenig J. E. et al., 2011; Palmer C., Bik E.M., DiGiulio D.B., Relman D.A., Brown P.O., 2007).

Видовой состав кишечной микробиоты важен для создания оптимального гомеостаза и иммунного ответа (Hummelen R., Vos A.P., van’t Land B., van Norren K., Reid G., 2010).

Несмотря на то, что в ряде научных исследований с высокой степенью достоверности установлено, что генетический фон организма служит основой становления кишечного микробиома (Turnbaugh P. J. et al., 2009), такие факторы, как оперативное родоразрешение, реанимационные мероприятия, морфофункциональная незрелость новорожденного, отсроченное время прикладывания к груди и искусственное вскармливание приводят к формированию у младенца неполноценной кишечной микрофлоры, что негативно сказывается как на иммунном ответе, так и на метаболических процессах организма в любом возрасте (Filippo C. et al., 2010; Maslowski K.M., Mackay C.R., 2011; Guarino A., Wudy A., Basile F., Ruberto E., Buccigrossi V., 2012; Biasucci G., Rubini M., Riboni S., Morelli L., Bessi E., Retetangos C., 2010).

Известно, что основным источником контаминации новорожденного является его биологическая мать, а именно ее урогенитальный тракт, кишечная флора и грудное молоко, которое с учетом имеющихся науч-но подтвержденных данных не является стерильным (Koenig J. E. et al., 2011; Palmer C., Bik E.M., DiGiulio D.B., Relman D.A., Brown P.O., 2007; 5 (7): 177.).

Доказано, что наряду с бифидобактериями и лактобациллами в грудном молоке находятся в низких ти-трах около 400 разновидностей непатогенных бактерий рода Streptococcus, Micrococcus, Staphylococcus, Corynebacterium и других, а также огромное количество их ДНК (Bezirtzoglou E., Stavropoulou E., 2011; Guemonde M., Laitinen K., Salminen S., 2007).

Это особенно важно для организма младенца, поскольку данные виды бифидобактерий грудного молока обеспечивают формирование иммунологической и пищевой толерантности, снижение активности воспалительного процесса, укрепление защитного барьера кишечника, тем самым уменьшая риск развития гастроинтестинальных заболеваний (Roberfroid M.B., 2000). Кроме того, преобладание бифидобактерий в младенчестве способствует профилактике онкопато-логии кишечника в зрелые годы благодаря способности бифидобактерий ингибировать активность β-глюкуронидазы и содержание канцерогенов (Jirillo E., Jirillo F., Magrone T., 2012).

Кисломолочных бактерий существует более 500 видов. В кишечнике каждого человека с рождения есть своя индивидуальная и неповторимая колония этих бактерий, подобно индивидуальности и неповторимости ДНК и отпечатков пальцев.

Открытие И.И.Мечникова: физиологическая кишечная флора — главный антагонист патогенных микробов

На примере кишечника можно констатировать, что преобладание в ЖКТ патогенных бактерий создаёт условия для массивного синтеза ими различных токсинов при разложении пищи. Без сомнения можно утверждать, если не будет в кишечнике полезных бактерий, то выживание станет под угрозой.

Так создано природой, что колонизация полезны-ми бактериями является единственным способом предотвращения роста патогенной флоры, поскольку стандартные методы стерилизации, такие как нагрев, высушивание, лишение питательной среды и др. не могут быть применены для кишечника.

Одним из первых о важности здорового состояния кишечника и соответственно кишечной микрофлоры сообщил великий русский ученый — лауреат Нобелевской премии в областях физиологии и медицины (1908) – Илья Ильич Мечников, который еще в 1900 году по-новому взглянул на проблему человеческого долголетия и положил начало целому направлению в науке.
Значительное место в трудах И.И.Мечникова занимали вопросы старения. В своей теории «О долголетии и омоложении человека» он писал, что если кишечная функция выполняется не так как нужно, то в толстой кишке человека развиваются гнилостные процессы и образуются токсины, которые затем расходятся по организму и отравляют его. В результате наступает самоотравление организма, которое наносит вред всем внутренним органам и системам, что и является главной причиной преждевременного старения и «увядания» организма человека.

Он считал, что старость и смерть у человека наступают преждевременно, в результате самоотравления организма микробными и иными ядами. Наибольшее значение И.И.Мечников придавал в этом отношении кишечной флоре.

В основе предложенного Мечниковым метода лежала идея о том, что «болезни и старение вызываются накапливающимися в кишечнике токсинами, и что наиболее эффективным способом устранения этого является употребление кисломолочных бактерий, приводящих в порядок кишечную среду».

Только ли из-за того, что человек зачастую сам себя отравляет никотином, алкоголем, другими ядами, он стареет?

Задавался таким вопросам И.И.Мечников. Конечно, это отрицательно сказывается на здоровье. Но, с другой стороны, непьющие и некурящие люди также преждевременно стареют.

Все дело, считал И.И.Мечников, в гнилостных бактериях, составляющих часть микрофлоры кишечника. Выделяемые продукты их жизнедеятельности ослабляют организм.

Возникал вопрос: как нейтрализовать гнилостные микробы кишечника?

Давно было замечено, что долгожители включают в рацион своего питания кислое молоко. С древних времен в Египте считалось полезным для здоровья «лебен раиб» — кислое козье молоко. В Турции из кислого молока готовили особый напиток — ягурт. В России же всегда славилась простокваша. Калмыки, татары, киргизы предпочитают кумыс — кислое кобылье молоко, а вот арабы — сквашенное молоко верблюдицы.

В одной из своих книг И.И.Мечников рассказывал о том, что люди в Болгарии живут дольше, потому что ежедневно едят йогурты, которые содержат кисломолочные бактерии (Lactobacillus bulgaricus), и впервые в мире предложил целенаправленное использование этих бактерий и лечение ими. Он выбрал болгарскую палочку для закваски молока.
Молоко, заквашенное такой палочкой, ученый назвал лактобациллином. Он считал, что именно лактобациллин не только заселяет кишечник полезными микробами, но и воспрепятствует проникновению вредных. На собственном примере И.И.Мечников стремился доказать истинность своих взглядов. Так, он придерживался строгой диеты, не ел ничего сырого и немытого. Ежедневно выпивал один-два горшочка болгарской простокваши. И конечно, не употреблял ни капли спиртного, других возбуждающих напитков. Самочувствие его было всегда на высоте, он радовал окружающих свежим цветом лица, завидной работоспособностью.

Эти исследования И.И.Мечникова целиком вписываются в знаменитую теорию ортобиоза, выдвинутую ученым уже на склоне жизни. Ортобиоз, как писал И.И.Мечников (1904), это «строй и порядок жизни, основанный на науке и, в частности, на гигиене, который обеспечивал бы человеку продолжительную безболезненную жизнь, позволяющую развить и проявить все его силы…».

Эта теория была прорывом для своего времени и вдохновила целые поколения ученых на дальнейшую работу в этом направлении. Конечной целью борьбы с преждевременной старостью И.И.Мечников считал ортобиоз — достижение «полного и счастливого цикла жизни, заканчивающегося спокойной естественной смертью» (Мечников И.И., 1904).
Серьезные научные открытия в области биологии и медицины снискали И.И. Мечникову подлинно народную славу. Он положил начало новому направлению в науке и по-новому взглянул на проблему человеческого долголетия. И.И.Мечников осознавал, что заложил фундамент нового направления, и это заставит исследователей и практиков медицины пересмотреть устоявшиеся представления.

В заключение своего труда И. И. Мечников (1904) пишет, что свои идеи он высказывает «не в виде прочно установленной теории, а скорее как программу целого ряда исследований».

Экстракт биорегуляторов из кишечных лактобактерий daigo

Исследования И. И. Мечникова не были напрасными. В последующем стало ясно, что вносимые извне молочнокислые бактерии (ряженка, простокваша, йогурты, препараты лактобактерий и др.) не способны так эффективно восстановить кишечную флору, как следовало бы ожидать.

Все дело в том, что большинство живых молочнокислых бактерий, поступающих в организм извне (в составе тех или иных продуктов питания), погибают в кислотной среде желудка. А те из них, что все же проходят через желудок, не принимаются «родными» бактериями кишечника, отвергаются ими и выводятся из организма. Как указывалось выше, это связано с тем, что в кишечник каждого человека колонизирует своё неповторимое сообщество физиологических бактерий. Поэтому употребление пробиотиков, пусть полезных и живых, всё же воспринимается существующей кишечной флорой, как “чужеродные” кисломолочные бактерии.

У последователей И.И.Мечникова стояла задача найти способ, который дал бы толчок к усилению жизнедеятельности именно «собственным» колониям кисломолочных бактерий кишечника. Благодаря усилиям двух поколений японских исследователей в конце тоннеля забрезжил свет и был найден реальный выход из тупика, в который зашла реализация мечты И.И.Мечникова.

Занимаясь “йогуртным бизнесом”, исследователи под руководством Казуоши Масагаки чётко установили, что эффективнее употреблять в пищу не живые кисломолочные бактерии, содержащиеся в йогуртах, а продукты их секреции и жизнедеятельности, которые, как оказалось, усиливают и активизируют колонизацию кисломолочных бактерий в кишечнике.

Кишечный тракт является самым большим органом тела, длина которого составляет до 30 метров, что в 18-20 раз больше, чем рост взрослого человека.

Общая площадь всасывающей поверхности кишечника очень велика: если все ворсинки, с помощью которых происходит всасывание в кишечнике, уложить на горизонтальную поверхность, то их площадь составит до 250 м2, что превышает площадь целого теннисного корта.

Однако, несмотря на то, что габариты и параметры кишечника очень впечатляют, они все же не идут ни в какое сравнение с важностью функций и процессов, происходящих в нем. Кишечник переваривает и поглощает питательные вещества, выводит из организма ненужные продукты жизнедеятельности и токсины. Он также является главным органом, отвечающим за иммунитет всего организма (в кишечнике сосредоточено до 70% лимфоцитов, которые являются основой иммунной системы), в регуляции которого принимает участие физиологическая флора кишечника.

Продуктами её секреции являются в основном биорегуляторы, способствующие поддержанию собственной жизнедеятельности полезных микробов.

Смесь таких пептидов-биорегуляторов, экстрагированных из бактериальных клеток физиологических молочнокислых бактерий, колонизирующих кишечник здорового человека, известна под названием daigo.

В экстракте daigo содержится смесь биорегуляторов, получаемых из бактериальных клеток и убитых микроорганизмов 16 штаммов физиологической молочнокислой флоры кишечника здорового человека:

1. L. curvatus (BSC 001)
2. L. curvatus (BSC 002)
3. L. casel (BSC 003)
4. L. casel (BSC 004)
5. L. acidophilus (BSC 005)
6. L. acidophilus (BSC 006)
7. L. plantarum (BSC 007)
8. L. plantarum (BSC 008)
9. L. plantarum (BSC 009)
10. L. fermentum (BSC 010)
11. L. salivarius (BSC 011)
12. L. salivarius (BSC 012)
13. L. brevis (BSC 013)
14. L. brevis (BSC 014)
15. L. rhamnosus (BSC 015)
16. L. rhamnosus (BSC 016)

При попадании микробных биорегуляторов в кишечную трубку резко усиливаются колонизационные возможности физиологической кишечной флоры, повышается её устойчивость к неблагоприятной среде кишечника, возрастают антагонистические свойства (вытеснение и подавление жизнедеятельности патогенной гнилостной, бродильной и др. флоры), увеличиваются жизнеспособность лактобактерий, их ферментативные и защитные свойства. В результате довольно быстро купируются явления аутоинтоксикации и разгружается печень, блокируется поступление в системный кровоток недостаточно гидролизованных пищевых веществ (особенно белков) и снижается аллергизация и сенсибилизация иммунной системы, достигается высокое качество пищеварения и усвоения питательных веществ, ликвидируется закисление внутренней среды организма.

Всё это приводит к улучшению функционирования сердечно-сосудистой системы, повышению дезинтоксикационных и выделительных функций организма, омоложению внутренних органов и кожи, повышению работоспособности, купированию разнообразной патологии, особенно аллергий, аутоиммунных реакций. Благодаря возрождению физиологической кишечной флоры, создаётся основа для активного долголетия, согласно теории старения И.И.Мечникова.

Итак, следует согласиться с тем, что именно выделениям полезных кишечных бактерий, а не самим бактериям мы обязаны в вышеуказанных эффектах.

В полученном экстракте daigo отсутствуют живые микроорганизмы (не является пробиотиком).

Экстракт daigo не содержит питательную среду для микробов (не является пребиотиком), а содержит биорегуляторы, возрождающие собственную неповторимую для каждого человека физиологическую флору в различных органах, частях или участках тела.

Разнообразие положительных эффектов от применения daigo побудило к его активному изучению.

Экспериментальные и клинические исследования показали его высокую терапевтическую и профилактическую эффективность. Главный вывод, который был сделан в результате этих исследований, заключается в том, что daigo восстанавливает кишечную флору и через кишечник регулирует иммунитет.

В частности, было установлено, экстракт увеличивает число интестинальных интраэпителиальных лимфоцитов, интестинальных натуральных киллеров, увеличивает соотношение Th1/Th2, что указывает на усиление иммунной защиты слизистой тонкой кишки, на десенсибилизирующее и одновременно иммуностимулирующее действие.

daigo уменьшает продукцию уремических токсинов в кишечном тракте. Он способен улучшать метаболизм белков у пациентов, находящихся на диализе. Исследования доказали, что daigo потенциально полезен для контролирования фазовой стабилизации почечной недостаточности.

Оказывает благоприятный эффект на кишечную микрофлору путём супрессии продукции ферментов, ассоциированных с канцерогенезом толстого кишечника.

В одном исследовании 88 женщин и 3 мужчин принимали 10 мл в день препарата на протяжении одного месяца и были протестированы до и после приема на предмет запоров, фекальных запахов, метеоризма, усталости, скованности мышц плеча, состония кожи (цит. по daigo, 2015).

Результаты показали, что у 70% опрошенных, принимавших daigo, прекратился запор, у 88% улучшились фекальные запахи, у 84% улучшились запахи метеоризма, у 46% уменьшилась усталость, у 58% уменьшилась скованность мышц плеча, у 67% снизилась возбудимость и у 78% улучшилось состояние кожи.

У группы исследуемых с полипозом толстой кишки, принимавших daigo в течение 6 месяцев, полипы исчезли или уменьшились в пяти случаях из восьми. В группе плацебо не было обнаружено никаких изменений. Таким образом, было доказано, что внутренний приём daigo оказывает лизирующее влияние на полипы толстой кишки.
Также исследовалась эффективность интравагинального использования daigo при вагинозе у 130 пациенток (Кунихико Т., 2007). Выполнявшееся на протяжении 2-х недель лечение завершилось исчезновением клинических симптомов и восстановлением кислотности во влагалище.

Было установлено, что экологическое лечение daigo по сравнению с лечением вагинальными таблетками хлорамфеникола способствует усилению микробной защиты и культивированию постоянно присутствующих в организме кисломолочных бактерий.

В другом исследовании 60 женщин в возрасте от 20 до 70 лет в течение трех месяцев принимали daigo. В результате у всех, независимо от воз-раста, восстановилась текстура кожи. Линии кожи стали прямыми, увеличилось «число точек пересечения линий на коже» (цит.по daigo, 2015). Это значит, если увеличивается число точек пересечения линий на коже, то увеличивается число бугорков (кожных бугорков) в форме треугольников и ромбов.

Чем выше число бугорков на одной поверхности, тем «текстура кожи более гладкая».
Авторы исследования отмечают, когда в кишечнике преобладают патогенные гнилостные бактерии, то усиливаются процессы гниения пищи. Пища, попадая в кишечник, должна служить в первую очередь строительным материалом для всего организма: крови, кожи, внутренних органов, костей, мышечной ткани, лимфы и пр. И поскольку находящаяся в кишечнике пища подверглась процессу гниения, то это отрицательно сказывается на состоянии здоровья всего организма и, в частности, кожи. Она грубеет, появляются пигментные пятна и другие признаки преждевременного старения.

Поддерживать чистоту в кишечнике, предотвращая процесс гниения пищевых веществ, помогают полезные кисломолочные и другие бактерии, на жизнедеятельность и функции которых и влияет daigo.

Способы применения daigo — экстракта биорегуляторов из лактобактерий:

Местное применение

Кожа

Кожа содержит много микробов, выделяющих ряд веществ, выполняющих защитную функцию. Применение бактерицидных средств приносит вред защитной флоре.
Для поддержания защитной функции кожи используется нанесение daigo на проблемные участки кожи. При принятии ванны необходимо добавление daigo в воду. После умывания ежедневное нанесение на лицо раствора в расчёте 1 часть daigo на 10 частей воды улучшает микроциркуляцию и эффективно разглаживает кожу. При повреждении кожи и нагноении промывание и последующее нанесение позволяет быстро избавиться от гнойного воспаления и добиться ускорения безрубцовой репарации.

При кожных и ногтевых микозах эффективным является обработка поражённых участков после мытья.

Ротовая полость

После чистки зубов рекомендуется полоскание рта раствором daigo, эффективно ликвидирующим запах изо рта, предупреждающий воспалительные заболевания слизистой, образование зубного налёта и кариеса.
Стоматологические клиники в Японии используют daigo в лечении гнойно-воспалительных заболеваний тканей пародонта и дёсен.

Горло, зев, миндалины.

daigo закапывается непосредственно в горло на миндалины при ангине, гриппе несколько раз в день. Также им можно полоскать горло в разведении 1:10.

Нос и пазухи

Раствор daigo в разведении 1:10 по 4-5 капель вносится в нос при гнойном или серозном рините, синуситах, гайморите.

Конъюнктива

Возможно добавление несколько капель растворённого daigo 1:20 в глазные растворы и последующее внесение в конъюнктивальный мешок при конъюнктивите, особенно гнойном, или других воспалительных заболеваниях глаз. Существенно ускоряется купирование процесса.
При ячмене необходимо частое смазывание daigo проблемного участка века.

Влагалище

Используется орошение слизистой раствором daigo в соотношении 1:20. Эффективно при различных вагинозах и вагинитах, цервицитах, эрозиях шейки матки. Не эффективно при венерических инфекциях.

Наиболее эффективным является сочетание местного использования daigo с его внутренним приёмом.

Внутренний прием

Daigo принимается внутрь независимо от еды по 5-10 мл, растворённый в 50-100 мл воды.

С целью поддержания активного долголетия и профилактики дисбактериозов необходим 1-2-кратный приём в день.

С лечебной целью желательно принимать 2-3 раза в день.
Для профилактики пищевой интоксикации в период беременности и в период кормления грудью чрезвычайно важно использование daigo: обычно 5 мл 3 раза в день.
daigo рекомендуется использовать детям для гармонизации физического и умственного развития, формирования ЖКТ, профилактики нарушений его функций, для формирования иммунитета, повышения инфекционной резистентности и профилактики аллергий.

daigo чрезвычайно эффективен при острых состояниях, связанных с нарушением функций ЖКТ. При колитах (боли, метеоризм, спазмы), обострениях холецистита, панкреатита, гепатита, пищевой непереносимости, пищевых отравлениях (алкоголь, избыточное питание и др.) и токсикоинфекциях, особенно в начальной стадии, а также при подозрениях на недоброкачественность пищи необходим частый внутренний приём daigo по 5 мл каждые 30-40 минут до купирования клинических проявлений.

Выводы

Инфекционному фактору в эндоэкологии отводится одна из важнейших ролей, поскольку микробная интоксикация является источником многих острых и хронических заболеваний.

Согласно разработанной Ю.М.Левиным системе эндоэкологической реабилитации, лимфатическая система ответственна за вымывание шлаков из межклеточного пространства.

Для её активации используются лимфодренажные препараты, гирудотерапия, лимфатический массаж, пробиотики и другие методы и средства.

Однако эффективно противостоять инфекционному загрязнению внутренней среды могут лишь собственные бактерии, составляющие основу как интестинальной микробиоты, так и всего микробиома человека, который во многом генетически детерминирован.

Вносимые извне молочнокислые бактерии (ряженка, простокваша, йогурты, препараты лактобифидобактерий, лактулоза и др.) не способны так эффективно восстановить полезную флору, как экстракты биорегуляторов из самой физиологической кисломолочной флоры.

Пробиотический эффект нормальной кишечной микрофлоры служит основой подавления (антагонизма) патогенной флоры и, соответственно, основой профилактики и лечения многих заболеваний (аллергической и атопической патологии, воспалительных заболеваний кишечника, аутоиммунных нарушений, предраков и др.). Согласно теории старения И.И.Мечникова, доминирование физиологической флоры угнетает жизнедеятельность гнилостных и бродильных микробов, ликвидирует аутоинтоксикацию и тем самым предупреждает преждевременное старение.